Барометр Рынок земли, затопление Бугского Гарда, деньги в ОТГ: интервью с нардепом Черноморовым
Рынок земли, затопление Бугского Гарда, деньги в ОТГ: интервью с нардепом Черноморовым
Просмотров: 5539
6 июля 2021, 13:45

С 1 июля 2021-го года в Украине заработал рынок земли. Снятию моратория на продажу участков предшествовала долгая земельная реформа, в рамках которой был принят не один законопроект.

Чтобы узнать о том, как будут работать нововведения и кто ими может воспользоваться уже сегодня, мы пообщались с членом комитета Верховной Рады Украины по вопросам аграрной и земельной политики Артемом Чорноморовым. 

Помимо вопросов о земельной реформе, в интервью были затронуты темы возможного затопления Бугского Гарда, положения дел в отрасли «зеленой» энергетики, вопросы того, как реализуются цели, которые нардеп ставил перед собой идя в Парламент. 

«ПЕРЕД ВЫБОРАМИ НАША ОБЛАСТЬ НЕМНОГО ТУХЛА»

– Давайте начнем с начала. Почему и зачем Вы решили пойти в политику? 

– Какой сложный вопрос. Были определенные достижения на профессиональном поприще в бизнесе, и, понимая то, что политика, на фоне той волны, которая была, когда система требовала перезагрузки новыми лицами, которые идут из реального сектора экономики. Появилось желание сделать что-то хорошее для своего города, решить вопросы, которые не решались годами. Например, мой проект мостоперехода. Я видел как за последние пять лет перед выборами наша область немного тухла. И это мягко сказано. Потому что когда едешь на Западную Украину, то они не ощутили разницу, а наша область стала зерновым хабом с постоянным разрушением дорог фурами. Мой родной Южноукраинск при той каденции депутатов и при том мэре просто бесконтрольно разрушался. Была возможность это изменить – почему бы и нет?

– Из какой отрасли Вы пришли в политику? 

– Из стратегического консалтинга. До этого еще занимался логистикой. 

– Человек не может быть профессионалом во всем, хотя многие к этому стремятся. Что Вам помогает принимать решения? 

– Интуиция и опыт, наверное, общение с людьми. Консалтинг предполагает постоянное общение с людьми, которые успешны в бизнесе. В какой-то момент эти люди останавливаются и тогда нужны услуги консультанта стратегического направления. У каждого бизнеса есть цикл 5-6 лет, после чего, в ходе рабочей деятельности человек взрослеет, стареет, у него затормаживается мировосприятие. Вот тогда и прибегают к нашим услугам, потому что мы можем видеть как рынок меняется, в той или иной отрасли. Я специализировался на зерновой отрасли исключительно в вопросе внешней торговли – открытие новых рынков для зернового потенциала страны. Естественно, с учетом рисков, которые были, в том числе и изменение тенденций покупки кукурузы, пшеницы, ячменя, рапса и иногда семечки, я помогал нашим украинским трейдерам изменять направление их зерновых потоков. 

– Если это не коммерческая тайна, то с какими предприятиями работали и какими проектами гордитесь? 

– Я не могу раскрывать информацию, с какими компаниями работал. Со многими. 

«ОТСТАИВАТЬ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ ВЛИЯНИЕ НИКОЛАЕВА НА УКРАИНУ – ВОЛЯ ГЛАВЫ ОГА И ОБЛСОВЕТА»

– Вы сказали, что за последние пять лет Николаевщина в отличии от других областей практически не развивалась и это мотивировало Вас пойти в политику. Сейчас существует тенденция, что из Николаевской области, в том числе в рамках территориальной реформы, выезжают представительства центральных органов власти. Не повлечет ли это за собой удаление Николаева от центра принятия решений и не станет ли впоследствии Николаевская область частью какой-то другой области? Например, Одесской или Херсонской? 

– На данный момент – это не моя компетенция. Органы исполнительной власти живут своей жизнью. Но как я знаю, есть позиция Президента в том, чтобы все ЦОВы и их главные офисы начали менять свою дислокацию из Киева по другим областям. Вы же знаете, что экологическая инспекция должна переехать в Кривой Рог. Я знаю, что ряд других служб претендуют в том числе и на Николаевскую область. Моя личная позиция – я вижу, что Госпродпотребслужба должна переехать в нашу область. Рационально было бы рыбные и водные ресурсы перевести в Николаев, если это возможно. Либо в Одессу, поскольку она очень сильно пострадала от засухи в прошлом году, а сейчас мы воссоздаем новый центральный орган исполнительной власти, не совсем мы, а министерство, есть закон моего авторства, который предполагает новое название этого органа – рыбно-мелиоративное хозяйство.

– Как связано рыбное агентство и мелиорация? 

– Это все водные ресурсы. 

– Но рыбоохрана занимается…

– Рыбоохрана это только часть рыбного агентства. Маленькая часть. Есть аквакультуры, которые зависят от водных бассейнов, плюс там есть контроль рыбного флота. 

– Есть же служба, которая занимается содержанием и обслуживанием каналов. Не логичнее ли было бы к ним отнести мелиорацию? 

– Это водное агентство, которое было отдельно. Теперь оно будет совмещаться с рыбным агентством. Предмет вопроса не в этом. К чему это приведет, поговорим позже. Повлечет ли та децентрализация, о которой вы сказали, будут ли региональные управления находиться в разных областях, и станет ли Николаев обделенным, с возможной дальнейшей перспективой территориального присоединения к другой области – думаю, вряд ли. Это зависит исключительно от воли главы ОГА и облсовета отстаивать на местном уровне влияние Николаева на Украину. Иметь свою таможню, чтоб сюда налоги приходили, свою службу автомобильных дорог и остальные региональные управления, чтоб они находились в Николаевской области – это исключительная прерогатива главы Николаевской ОГА и облсовета. 

– По Вашим ощущениям, есть политическая воля на то, чтобы вернуть в Николаев то, что было? 

– Конечно есть.

– Как Вы в целом оцениваете работу главы Николаевской ОГА Виталия Кима? 

– Мое личное впечатление довольно положительное, поскольку у нас всех был опыт с другим главой ОГА, которым был Александр Стадник. Ощущается разница. Хотя бы во внимании, которое народные депутаты получают от Виталия Александровича. 

– Глава облсовета Анна Замазеева. Есть ли с ней диалог и насколько он конструктивен? 

– В тех направлениях, которые меня интересуют, диалог конструктивный. 

«ЕСТЬ НЮАНСЫ ПО ДОРОГАМ»

– Чего Вам не хватает, как нардепу, который представляет Николаевскую область от областной власти, от районной? 

– С районной властью меня все устраивает. На моем округе районная власть работает очень хорошо. Мы пережили децентрализацию. Сделали красивый, хороший район. Слава Богу, что Минрегионбуд прислушался к народным депутатам, поскольку, я думаю, народные депутаты, которые в хорошем смысле оббежали ногами свой округ и действительно знают где какое село, какое у него настроение. Так как Минрегион прислушался, нам удалось создать хороший Вознесенский район. Думаю, с хорошим будущем и перспективой развития. К районной власти нет претензий вообще.

Что касается работы области, то облсовет только начал работать его я не могу характеризовать, так как больше сталкиваюсь с работой исполнительных органов. В принципе, у меня есть полное понимание. Есть нюансы по дорогам, естественно. Надеюсь, что в скором времени мы решим их. Особенно по трассе Т-15-06, которая четко идет как трасса Николаев – Киев, только через Первомайск. Я считаю, что эта трасса более болезненная для всех сел и ОТГ, которые там, потому что она соединяет их с областным центром, а про нее вообще забыли и семь лет там ничего не делалось. Поэтому основной призыв к облгосадминистрации и службе автомобильных дорог – чтобы они обратили внимание на Т-15-06. Ничего из того, что обещалось предыдущим руководителем службы автомобильных дорог, не было сделано.

– Есть ли у Вас общение с предыдущими политиками, либо руководителями центральных органов власти в контексте преемственности власти. Было очень много проектов разработано, насколько они сейчас реализуются? Ведь у нас в стране можно наблюдать за тем, как приходит новая власть, заказывает проекты, а когда приходит пора их реализовывать, то происходит смена кадров и все начинается сначала. 

– Если речь о дорогах, то я скажу больше – проектов не было. Не было что принимать. По моей информации, если мы говорим о дорогах, то когда Влад (Невеселый, — ПН) пришел на должность, то у него не было проектов. У него были деньги, которые мы проголосовали, но не было проектов. 

– Вы имеете в виду, что не было проектов сугубо по Вашему округу, либо вообще глобально, в рамках Николаевской области? 

– По моей информации, по всей Николаевской области. 

– Как тогда новая власть в 2019-ом году достраивала трассу Николаев–Днепр, Николаев – Кропивницкий? 

– Знаю, что проекты очень быстро запустились, делались. Это другие округа. У меня по округу, когда я задавал вопрос, чтобы узнать, то мне ответили, что проектов нет. 

«НУЖНО УЧИТЬСЯ ЗАРАБАТЫВАТЬ, А НЕ ПРОСИТЬ ВСЕ ВРЕМЯ ДЕНЬГИ»

– В ряде ваших предвыборных обещаний был пункт о решении вопроса водоснабжения Еланца. 

– У меня не было обещаний. Были цели. 

– Достигли ли вы этой цели? На каком этапе ее реализация? 

– На данный момент мы определились с проектом, хотя определенные силы и были против, говорили, что это не тот проект, который нужен местным, так сказать, элитам. Вопрос водоснабжения Еланца находится на этапе тендерной закупки проекта. 

– Кто его реализует? 

– Водное агентство Николаевской области.

– Продолжая тему Еланецкого района: там есть регионально-ландшафтный парк «Еланецкая степь». Какие перспективы развития этой территории? Должен ли этот парк оставаться в том состоянии, в каком она находится сейчас? 

– У меня на округе достаточно много похожих объектов. Например, Бугский Гард. На сегодня эти территории не очень популярные в туристическом смысле. У них есть определенный статус. Как народный депутат, с точки зрения законодательной инициативы, готов поддержать все, что улучшит состояние этого парка. Но давайте не забывать, что это территория Еланецкой ОТГ. Это большое ОТГ и у него есть органы местного самоуправления. Это они должны видеть развитие территории. Моя задача – создать законодательную базу, чтоб все эффективно развивалось. Принятие решений – это уже за ними. Мы передали всю власть «на места». Если честно, то я всегда возмущаюсь, когда спрашивают у народного депутата: «Что вы видите?» А что люди там видят? Они же там живут. У любого народного депутата средний округ – это 180 тысяч избирателей. Сейчас там есть местное самоуправление. Может, надо менять мнение людей, что народный депутат – это панацея от всех болезней? Моя работа – это принятие законов и их разработка, участие во временных следственных комиссиях и комитетах. Обращать внимание на внутреннюю ландшафтную историю и забота о нем – это исключительная прерогатива ОТГ. 

– Но это не совсем местная история, потому что «Еланецкая степь» подчиняется Минприроды. 

– Но заповедник же находится на территории ОТГ, которое, как минимум, может его внести в определенный туристический маршрут, разработать туристическую карту своего ОТГ и в дальнейшем на этом зарабатывать деньги. Есть ли от ОТГ хоть одно обращение к Министерству природы? Думаю, что нет. Депутаты избирались в этом ОТГ? Избирались. И они обещали что-то людям. 

– Насколько мне известно, облсовет пытался внести в одну из своих программ вопрос выделения финансирования на восстановление Дома природы, который находится на территории «Еланецкой степи», так как по заявлению одного из депутатов, область не может финансировать объект, который принадлежит государству. 

– Правильно. Это должно делать ОТГ, которое может обратиться, допустим, ко мне с просьбой поспособствовать выделению государственных субвенций. Обратятся – я их обязательно поддержу. Я не уверен, что у Министерства есть строка в бюджете на восстановление этого объекта. Скорее всего, потому что не было никаких заявок о том, что необходимо финансирование. Давайте придем к общему знаменателю: и вам, как представителям прессы, и мне, как народному депутату, нужно доносить до местного самоуправления, что они должны заботиться об объектах, которые находятся на их территории, даже если контроль за этими объектами находится у других органов. Я считаю, что ОТГ должны работать – садиться и создавать инвестиционные площадки. Нужно учиться зарабатывать, а не просить все время деньги. Мы им передали землю. Еланецкая ОТГ одной из первых получила землю. 

– Когда принимался закон, по которому передавались земли, были ли защищены в законопроектах, которые касались пахотных земель, курганы?

– Закон 2194 – это закон о передаче земель. Там менялась только статья в Земельном Кодексе, которой передавалась земля. Все остальное осталось без изменений. Конечно же они защищены. Все курганы – это историческая ценность. Они защищены тем, что у Геокадастра остается функция инспектирования. Выделение земельного участка – это процесс. Если вы хотите получить земельный участок, то вам надо обратиться в Геокадастр, к ряду других служб, которые должны дать ответ, можно ли выделить этот участок. Курганы нанесены на карты и при выделении земли у вас будет ограничение в использовании определенной территории, которая охраняется государством. Проблема в другом: 90% наших фермеров не очень за это переживают. Уничтожение курганов происходит не из-за того, что нет закона. Законодательство защищает, но придерживаются ли люди законов

«ПОСЛЕ ПРОВЕДЕНИЯ ИНВЕНТАРИЗАЦИИ ЗЕМЛИ, БЮДЖЕТЫ НЕКОТОРЫХ ОТГ ВЫРОСЛИ НА 30%»

– На одной из последних сессий, Николаевский областной совет рассматривал вопрос необходимости проведения инвентаризации земель.Голосов для того, чтобы ее провести не хватило. Чем отсутствие инвентаризации земель чревато для Николаевской области? 

– Инвентаризация земель – это большая строка затрат бюджета. Это очень недешевое удовольствие. Есть ОТГ в Николаевской области, которые провели инвентаризацию и у них бюджет вырос где-то на 30%. Ведь благодаря инвентаризации, такие ОТГ уточнили информацию о том, кому принадлежит тот или иной пай, законно ли он обрабатывается, платятся ли за него налоги. После инвентаризации будет получена точная информация о том, сколько земли под посадками, будет точная информация в гектарах, в сотках, сколько у вас под водным зеркалом, если у вас есть водоем определенный, но самое главное – вы найдёте очень много «мертвых душ». Найдете много земли, собственники которой уже умерли, она освобождена, ей пользуется кто-то другой, но никто не платит налог. Таким образом, проведя инвентаризацию, вы увеличите бюджет. 

– По Вашему мнению, почему депутаты Николаевской области, в частности представители фракции «Наш край», не поддержали проект инвентаризации земель? 

– Я даже не знал о таком голосовании, если честно. Поэтому, могу только догадываться. Я не знаю, какие выступления и обсуждения были по этому поводу. Может, это чье-то выступление повлияло. Не знаю. 

«НАША ЗАДАЧА БЫЛА – ПРИНЯТЬ ВСЕ ЗАКОНЫ, ЧТОБЫ В ПОЛНОЙ МЕРЕ ЗАПУСТИТЬ РЫНОК ЗЕМЛИ»

– В рамках реформы, если человек находит земельный участок, который он хочет взять в аренду, либо купить, ему необходимо будет провести землеотвод. Кто этим будет заниматься? По прежнему Госгеокадастр? Или местный совет? 

– Местный совет. Местному самоуправлению были переданы все полномочия. 

– Во сколько это обойдется человеку? Сумма услуги как-то регламентирована? 

– Мы приняли законы 2194 и 2195, но мы еще не знаем, какие подзаконные акты разработает и утвердит Кабинет министров. Когда будут приняты эти подзаконные акты, полноценно запустятся все процессы.

– В законе сказано, что рынок земли запускается для физлиц с 1 июля этого года. Смогут ли люди продавать свои участки или им нужно ждать подзаконных актов, как в случае с покупкой или арендой земли у органов местного самоуправления? 

– По закону 1178, который касается рынка земли, подзаконные акты не нужны, так как этот закон был принят. Теперь мы ждем подзаконные акты, которые будут регламентировать оборот земли. Это работа Кабмина. Наша задача была – принять все законы до этого числа, чтобы в полной мере запустить рынок земли. Мы это сделали. Земельная реформа ведь состоит из трех основных законов: само разрешение на продажу земли, передача земли и полномочий ею распоряжаться «на места», утверждение правил, по которым будут проводить земельные аукционы. Это все было принято и мы выполнили свое обещание перед людьми. 

– Кто будет вести реестры земельных участков? 

– Эта задача остается у Госгеокадастра. У него остается инспекция.

– Так как сейчас запускается рынок только между людьми, по Вашим предположениям, высока ли вероятность, что уже на этом этапе возникнут агробароны, которые через подставных лиц скупят большие количества паев? 

– А чем это будет отличаться от того, что происходит сейчас? Единственное отличие – страна до этого не получала налогов. 

– Когда продается земельный участок, какой налог будет взыматься? 

– Это зависит от нормативно-денежной оценки земли. 

– Куда будет идти этот налог?

– В местный бюджет. Мы передали землю «на места», и теперь местному самоуправлению есть смысл создавать коммунальные предприятия для работы с этой землей. 

– После запуска рынка земли, сможет ли житель Украины получить два гектара земли, как это было предусмотрено ранее? 

– В законе написано, что человек может получить до двух гектаров. Сейчас человек может обращаться в ОТГ и депутаты должны проголосовать. Если «на местах» есть свободная земля, то человек может получить участок. 

«ЗА ТРИДЦАТЬ ЛЕТ СИСТЕМУ ОРОШЕНИЯ УНИЧТОЖИЛИ САМИ ЛЮДИ»

– В своих выступлениях, как автор закона о восстановлении систем орошения земли, Вы часто говорите о том, какие должны быть гарантии для привлечения инвесторов, которые будут развивать территории. Какими должны быть эти гарантии? Насколько наша страна способна дать эти гарантии, зная истории, например, с продажей предприятия «Мотор-Сич»?

– Вы сейчас хотите сравнить землю и самолеты? 

– Нет. Я говорю о том, что иногда гарантии, которые получают инвесторы в нашей стране, имеют зыбкую почву. 

– Вы не правы. «Мотор-Сич» – это целая история. Мы же говорим о том, что есть система орошения, которая у нас с советских времен и она обслуживала более двух миллионов гектар. И за тридцать лет ее уничтожили сами люди. На днях мы были в ОТГ и у меня спросили: «За сколько Вы восстановите орошение?» Я не буду строить новые системы. Мы создадим почву, чтобы инвестор лет за 15-20 восстановил то, что было разрушено. «Это долго», – сказали мне в ответ. Конечно, порезать почти всем селом трубы за два дня – это быстро. 

– Есть какая-то инвентаризация мелиоративных систем, которые остались? 

– Конечно. У водного агентства есть карты, информация о количестве насосных станций, каналов высшего порядка, среднего и нижнего уровней. Помимо этого есть сведения о том, сколько из них рабочих. Конечно, у нас нет информации о том, какое количество нижнего уровня каналов (это трубы, которые распределяют поток воды от основного канала) и в каком они состоянии. Сложно предугадать, где эти трубы вырезали. Может их режут и сейчас, пока мы с вами разговариваем. Эти трубы относительно небольшого диаметра. У нас есть четыре магистральных канала, которые распределяют воду по югу Украины: Каховский, Ингулецкий, Северо-крымский, Днепровский. Есть каналы нижнего порядка. Они распределяют «артериальную» сетку. На сегодня неизвестно на 100% насколько все сохранилось, но большая часть их воссоздана. 

– То есть есть карты, но точной картины, поступает ли вода в назначенное место – нет? 

– Да. Но вернемся к гарантиям, о которых вы спросили. Они заключаются в том, что мы передаем насосные станции тем объединениям водопользователей (ОВК), которые будут созданы. Это и есть гарантия. Закон даст возможность создавать такие объединения, которые смогут брать в собственность насосные станции нижнего порядка. Эти ОВК смогут их модернизировать, улучшать, делать все для увеличения орошаемости земли. Если же такие объединения будут распадаться, то станции тут же будут переходить в собственность государства. 

– На какой срок будут передаваться системы ОВК? 

– Как только будут создаваться такие объединения, к ним сразу будет переходить система орошения. Распалась – все возвращается государству. 

– То есть это будет бессрочная передача? 

– ОВК будут пользоваться этими системами бесплатно, но при этом, чтоб все работало, необходимо будет вкладывать средства. 

– Как вообще будут работать ОВК? 

– Предусматривается паритетная система голосования. Например, если у кого-то десять тысяч гектар, а еще у нескольких человек по 20-25 гектар. Соответственно мы понимаем, что маленькие фермеры могут «загнать» того, у кого больше земли, потому что их больше. Поэтому и вводится паритетное голосование при принятии коллективных решений: от количества гектар орошаемой земли, один голос члена ОВК может стоить два голоса, чтобы была справедливость в голосовании. Таким голосованием и будут создаваться сами ОВК, приниматься другие решения. В этом и есть гарантия – они создают объединение и получают от государства системы орошения, которые снимаются с баланса водного агентства, и пользователи сами начинают вкладывать деньги в развитие таких систем. Именно при таком подходе, члены ОВК будут знать, что у них ничего просто так не заберут. 

«РЕШЕНИЕ О ЛЬГОТАХ В 30-ТИ КИЛОМЕТРОВОЙ ЗОНЕ АЭС НАХОДИТСЯ В СОСТОЯНИИ ДИСКУССИИ»

– Около полугода назад, 30-ти километровая зона вокруг атомных электростанций, после одного из решений Кабмина потеряла льготы на оплату электроэнергии. Как депутат, представляющий округ, на котором находится Южноукраинская АЭС, Вы не единожды требовали их вернуть. На каком этапе находится решение этого вопроса? 

– Было проголосовано постановление, согласно которому Верховная Рада поручила Кабмину найти решение и вернуть в законное русло этот вопрос. Ведь сейчас не соблюдается одна из статей закона «Об атомной энергетике», которая и предусматривает льготу для 30-ти километровой зоны. Сейчас Кабмин разрабатывает разные варианты, в том числе субсидирование. Находятся компромиссные решения в том, чтобы какое-то количество киловатт шло с 30% скидкой, а потом все возвращалось на прежний тариф. Все это находится в состоянии дискуссии, думаю, что Кабинет министров в скором времени даст нам окончательное предложение и утвердит его. Все, что могли сделать народные депутаты по этому вопросу – мы сделали. 

«МЭР ЮЖНОУКРАИНСКА ХОЧЕТ ПЕРЕЛОЖИТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НА ГЛАВУ ОГА»

– В Южноукраинске сейчас происходит непонятная ситуация вокруг городской больницы. Разбирались с этой историей?

– Конечно. По поводу этой ситуации мы собирались с правоохранителями, поскольку было неверное распределение противоковидных средств. Пять лет городом просто никто не занимался. И это отражается на всех сферах жизнедеятельности. Медицина – не исключение. Реформы шли и их нельзя было остановить. Почему-то Веселиновская больница работает, в Вознесенске вообще мекка медицинская – у них бюджет больницы больше, чем бюджет города. 

– Они смогли подписать так много пакетов на оказание медуслуг с Национальной службой здоровья Украины (НСЗУ)? 

– Да. А вот Южноукраинском никто не занимался. Поэтому сейчас там есть небольшой провал. Надеюсь, что мы быстро выйдем из этой ситуации. 

– Было ли у Вас общение по этой проблеме с НСЗУ? 

– Я отреагировал в рамках депутатского контроля, когда узнал, что в то время как люди должны были получать бесплатное лечение в рамках ковидного пакета, руководство больницы себе эти деньги выделило на зарплаты. Вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятия, которым является больница не в моих полномочиях. Вообще, по всей этой ситуации, думаю, что руководитель этой больницы был больше лечащим врачом, чем хорошим менеджером. Вот и все. 

– После того как это произошло, понимая, что там сейчас нет человека, который смог бы заняться вопросом заключения новых контрактов с НСЗУ, мэр Южноукраинска заявил, что ему для отбора нового руководителя, необходимо вмешательство главы Николаевской ОГА. Есть ли у Вас понимание причин, по которым мэр города обращается к руководству области, чтоб решить этот вопрос? 

– Я был очень удивлен такому заявлению мэра. Хочу сказать, что это максимально неверное высказывание, потому что привлечение нового руководителя в больницу твоего города, которая предоставляет услуги твоим гражданам, которые тебя выбирали, – должно быть в исключительной прерогативе мэра. Поэтому комиссию нельзя перекладывать на облгосадминистрацию. ОГА может дать свои рекомендации, но у нас есть местное самоуправление – градоначальник. Неужели в Южноукраинске нет специалистов, которые могут войти в комиссию по отбору нового руководителя больницы? Считаю, что городской голова хочет переложить ответственность на облгосадминистрацию. На месте главы ОГА я бы ему достаточно резко бы ответил на такие заявления. При этом я понимаю, что представитель ОГА должен быть в комиссии по отбору руководителя медучреждения. Но все же считаю, что формулировать объяснение процесса решения проблемы так, как это было сделано мэром Южноукраинска – не совсем корректно. 

– Буквально на днях произошла смена секретаря Южноукраинского горсовета. Был выбран человек, который является депутатом от «Слуги народа», но реакция мэра города, который тоже от «слуг» была неоднозначной. Что сейчас происходит в южноукраинской ячейке партии? 

– Что касается того, что там произошло, то не могу сказать. Однако, исходя из комментария мэра, то у меня появился вопрос: «А от «Слуги народа» ли он?» потому что его реакция была такой, будто это посторонний человек. Это во-первых. Во-вторых, то, что там произошло, исходя из информации, которую я получаю исключительно из новостных источников, то у меня сложилось впечатление, что это была какая-то провокация. Если голосование было тайное, то как можно уличить кого-то в том, что человек был сестрой или двоюродным братом? Откуда они узнали, что она проголосовала «за» или «против»? Это была исключительно провокация, на которую «повелся» мэр Южноукраинска. И, опять же, как и в случае с больницей, отстранился от происходящего. 

«СПАСИБО АКТИВИСТАМ, КОТОРЫЕ ЗАЩИЩАЮТ БУГСКИЙ ГАРД, НО ТАКЖЕ МНЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ, ЧТОБ АКТИВИЗМ НЕ БЫЛ СПЛЕТЕН С ПОПУЛИЗМОМ»

– В Южноукраинске находится один из стратегических объектов нашей страны – атомная электростанция. В последнее время все чаще АЭС звучит в контексте экологии. Речь о затоплении Бугского Гарда. Ваше отношение к этому проекту? Может ли быть компромисс между сохранением исторической и экологической составляющей этой территории и тем проектом, который реализует «Энергоатом», для увеличения производства электроэнергии, в том числе для сохранения энергонезависимости и энергобезопасности нашей страны?

– Компромиссное решение должно быть однозначно. Тут сразу хотел бы сказать спасибо активистам, которые защищают Бугский Гард. Но также мне хотелось бы, чтоб активизм не был сплетен с популизмом. По моему мнению, если люди активно отстаивают свою позицию, они должны быть честны. Они могут объяснять людям, что происходит, а не манипулировать информацией. Поднятие уровня воды и вообще затопление Бугского Гарда – это очень сложный процесс. Он не делается только «Энергоатомом». Дать разрешение на реализацию такого проекта может только Президент своим обращением к Верховной Раде. Верховная Рада, в свою очередь, должна проработать изменения и проголосовать. Только тогда Кабмин, в подчинении которого находится НАЭК, сможет дать распоряжение по запуску этой процедуры. Это не может сделать отдельно Кабмин или НАЭК. Это делается через обращение Президента, поскольку это природоохранный участок, границы которого планируют изменить. 

– Этот проект, насколько мне известно, финансируется в том числе за счет кредитных средств международного банка и предусматривает компенсацию экологических последствий для местных громад. У вас есть понимание, о каких суммах идет речь и учитывая эту информацию, как местное население относится к возможному затоплению Бугского Гарда? 

– Сколько денег было выделено точно не скажу. Экологические последствия – не думаю, что будут какие-то серьезные последствия, так как атомная энергетика считается зеленой энергетикой. Люди относятся к этому проекту неоднозначно. Есть те, кто не знает самого процесса, не понимают, что именно будет происходить. Соответственно, они боятся того, чего не знают и не хотят никаких изменений. 

– Лично у Вас есть понимания тех изменений, которые ожидаются на той территории? Как это отразится на туристической составляющей? Затопление порогов, например. 

– Давайте посмотрим правде в глаза: большая часть порогов уже дано затоплена. Допустим, хутор, где жила моя бабушка сейчас находится под водой. По моей информации, общая площадь затопления составит двадцать шесть гектаров.

 Остров Гардовый полностью уйдет под воду? 

– Скорее всего он уйдет под воду. Часто слышу манипуляцию, что на нем козаки жили. Меня это удивляет. Козаки всегда жили на высотах. Никто не жил бы там, где его легко с высоты обстрелять. Сколько денег приносит этой территории туризм? Сколько налогов получает Южноукраинская ОТГ или Богдановка с туристов за посещение Бугского Гарда? Я знаю бюджет этих громад. В Южноукраинске наполнение идет от АЭС. Мы рассматривали и рассматриваем с главой Прибужья, на территории которого находится Бугский Гард, варианты развития громады. Думали над обустройством там детского оздоровительного лагеря. Был недавно в Херсонской области в палаточном лагере для детей. Как оказалось, при минимальных вложениях можно получить большую отдачу. Почему это не делается у нас? Моя личная инициатива – к следующему лету открыть несколько таких лагерей. Чтобы понять, где их можно разместить, объездил несколько участков и есть понимание с представителями местной власти, как это все организовать. В том числе и в Бугском Гарде. 

– Готов ли «Энергоатом» к диалогу о внесении изменений в проект и есть ли альтернатива тому, что сейчас реализуется? Ведь этому проекту много лет и за это время технологии не стояли на месте. Может есть вариант увеличить мощности АЭС, без уничтожения порогов и острова? 

– Это похоже на вопрос: «А будет ли пульт работающий от трех батареек, работать от двух?» Аналогия такая же. Есть проект. Есть несколько энергоносителей. Я не сотрудник НАК «Энергоатом», но знаю, что это предприятие открыто к диалогу и не прячется за ширмой.

– В одном из своих последних заявлений по теме возможного затопления Бугского Гарда, заместитель главы Николаевской ОГА Григорий Решетилов заявил, что облгосадминистрация не будет поддерживать этот проект. Был ли у Вас диалог на эту тему с Виталием Кимом? 

– Конкретного диалога не было, но если мы рассматриваем в разрезе туризма, которым, наверное, опекается этот заместитель, то возможно он говорил от своего имени. Вопрос стоит в другом. Что облгосадминистрация сделала для повышения туристической привлекательности этой территории. Тот же Решетилов. «Энергоатом» защищает себя с позиции обеспечения энергетической независимости нашей страны, делая все, чтобы мы не закупали электроэнергию других стран. Для этого компании нужно повышать свою экономическую эффективность.

«ВЫПЛАТЫ ПО «ЗЕЛЕНОМУ» ТАРИФУ – ЭТО НЕПРОСТОЙ ВОПРОС»

– В Вознесенске несколько лет назад хотели построить коммунальную солнечную станцию. Для этого была привлечена субвенция из госбюджета. Что сейчас с этим проектом?

– Я о нем ничего не знаю, только слышал, что такое планировалось. Вам лучше спросить об этом у нынешнего или бывшего мэра Вознесенска. Знаю, что там были какие-то политические баталии между бывшим нардепом по округу и бывшим мэром, но я в них не вникал. Думаю, что так как это проект бывшего нардепа и бывшего мэра, то и проект уже бывший. 

– По Вашему мнению, нужны ли местному самоуправлению коммунальные объекты зеленой энергетики? 

– Я вообще за коммунальные проекты. Конечно нужны. Главное, чтоб было очень грамотное и рациональное управление, чтобы это был менеджмент, который разбирается и понимает, а не пришел по квоте депутатов. Однозначно, это было бы очень положительно. Но с другой стороны, это немного странно – находясь под атомной станцией строить коммунальное предприятие, которое будет работать по выгодному тарифу только до 2030-го года. Это максимально нерационально. 

– В 2019-ом году, насколько я помню, были заблокированы выплаты по зеленому тарифу. Этот вопрос сейчас уже решился? 

– Знаю, что это непростой вопрос. Государство не вытягивает выплаты по этому тарифу. Есть долги, которые накапливаются. Но я не вникал в эту тему. В октябре 2020-го года, я собирал в Южноукраинске большой форум, на котором присутствовала Ольга Буславец (на тот момент и.о. министра энергетики), директор облэнерго, «Центрэнерго», глава «Донбассэнерго». Наверное, все ключевые игроки энергетического рынка приехали в Николаевскую область на форум. За последние 30 лет такого не было, чтобы все энергетические гиганты собрались в Южноукраинске. В том числе и министр энергетики. Там поднимался этот вопрос. Речь шла о расторжении договоров, не в том смысле, что это нужно сделать, а как рассмотрение теоретической возможности такого поворота. Все участники встречи со стороны власти выступили гарантами того, что если договора были подписаны, то их нужно выполнять. Хотя и обсуждались разные варианты: снижение «зеленого» тарифа, уменьшение срока действия этого тарифа и так далее. Украина – это субъект на карте мира партнерства. Будет не очень красиво, если мы начнем дефолтировать контракты. 

«ПО СУТИ СЕЙЧАС, МЫ СТРОИМ НОВЫЙ ОБЪЕКТ – МОСТОПЕРЕХОД»

– Мостопереход в районе Богдановки. На каком этапе реализация проекта? 

– Там был проведен аукцион и определяется победитель. На торги был вынесен вопрос установки непосредственно моста. Участки дороги – отдельный вопрос. 

– Кто выступил заказчиком работ?

– Николаевская облгосадминистрация. 

– Почему ОГА, а не Служба автомобильных дорог? 

– На мост были выделены деньги целевой субвенцией Николаевской области. Это решение было принято отдельным голосованием Верховной Рады при внесении изменений в бюджет. По сути сейчас, мы строим новый объект, который не нанесен на карты области, соответственно, он сейчас не находится ни на чьем балансе. Это станет возможным только после введения его в эксплуатацию. Сейчас этого объекта просто не существует. 

– Мост делается на месте, где паромная переправа? 

– Да. Чтобы увидеть, как это работает, можете зайти в гугл и найти сюжет Педана об этом пароме, когда он работал на «Новом канале». 

– Хватит денег, чтоб до конца года завершить проект? 

– Нет, субвенции не хватает. Будем искать другие пути финансирования. Служба автодорог пыталась мне помочь в этом вопросе, в частности ее нынешний руководитель Александр Кубраков, но мы столкнулись с проблемой того, что они не могут взять на баланс то, чего еще нет. Мы с общиной обсуждали вопрос того, чтобы для автотранспорта сделать проезд платным. Все ответили согласием. Думаю, что там будет создано коммунальное предприятие, которое возьмет на баланс этот мост и будет его содержать. Либо найдем возможность передать его САДу. Но идея о 10 гривнах за проезд мне кажется хорошей. 

– А сейчас жители этих населенных пунктов вынуждены объезжать? 

– Нет. Машины едут на паром. Буквально недавно с него упала машина. 

– Там сильно глубоко? 

– Там не глубоко, но высоко. То есть с парома можно упасть. 

«ПАРТИЙНОЙ ДИКТАТУРЫ В «СЛУГЕ НАРОДА» Я НЕ ОЩУТИЛ»

– Многие люди, которые пристально наблюдают за политической жизнью нашей страны, часто говорят о том, что «Слуга народа» давно не единый орган и у него есть разные центры влияния и принятия решений. В связи с этим вопрос: есть ли у Вас идейные враги в рядах «Слуги народа»? 

– Нет, у меня все друзья. 

– Общественная организация «Опора», которая занимается аналитикой деятельности политиков, в одной из своих публикаций сообщала, что около 20% Ваших голосований идет в разрез линии фракции. Почему? 

– Нужно смотреть в разрезе законопроектов. 

– Есть ли в «Слуге народа» партийная диктатура»?

– Думаю, нет. Я ее не ощутил. Есть позиция Президента и мы, как партия Президента, должны ее поддерживать. В свою очередь я поддерживаю все инициативы Президента. И, наверное, в одной из самых сложных инициатив, я выступил ее соавтором. 

– Все ли люди в «Слуге народа» – это люди Президента?

– Думаю, да. 

– С кем из Николаевских нардепов Вам сложнее всего работать? 

– Со всеми нормальное сотрудничество. Некоторых я вообще редко вижу на территории Николаевской области, а так, стараюсь со всеми дружить. 

«ЕСЛИ ЛЮДИ ПЕРЕИЗБРАЛИ МЭРОМ НИКОЛАЕВА СЕНКЕВИЧА, ЗНАЧИТ, ИХ ВСЕ УСТРАИВАЕТ»

– Вы часто бываете в Николаеве и видите, как он развивается, либо не развиваться, если сравнивать с другими городами. Согласны ли Вы с мнением, которое бытует среди николаевцев, что нынешний мэр Николаева Александр Сенкевич, если его сравнивать с тем человеком, который пришел к власти в 2015-ом году, как новое лицо, как со временем и все «Слуги народа», что сейчас Сенкевич – это укоренившийся чиновник? 

– Его же переизбрали? Значит все хорошо. 

– В городе хорошо? 

– Нет. У людей все хорошо. Людей все устраивает. 

– Как Вы, как житель города оцениваете работу мэра Николаева? 

– Ему тяжело. Давайте посмотрим через какое-то время. 

– Человек уже почти семь лет руководит городом. В чем сложность? 

– Не семь лет. Когда он пришел, то долго не понимал разных нюансов – это аппарат, это депутаты. Где-то год у него ушел на то, чтобы разобраться. Потом у него был импичмент, когда он не управлял городом. Я б два года сразу убирал. Сейчас ему тяжело, потому что новый состав депутатов. Горсовет обновился где-то на 70%. Точной цифры не назову, просто вижу, что сейчас основных, многолетних игроков в горсовете нет. Вернулись старые. Думаю, что сейчас они притираются друг ко другу. 

– То есть причина сложности – отсутствие большинства в горсовете? 

– У него не было своей команды. Теперь она у него есть и у него только начинается работа с этой новой командой. У меня на округе есть города, о жизни которых я более компетентен(улыбается). По Николаеву немного сложно говорить. 

– Но Вы же сюда приезжаете, гуляете по его паркам, ездите по его дорогам. 

– Парки стали лучше, по сравнению с тем, что было раньше. Дороги всегда были плохими. И при Сенкевиче, и до него.

– Но есть разница, между Сенкевичем и тем, кто был до него. После финансовой децентрализации. 

– Бюджет развития Николаева меньше бюджета развития Южноукраинска. У него большой город с небольшим бюджетом. У Николаева ВВП на четвертом месте в области. У меня Бугское ОТГ на третьем. На душу населения. 

«САМАЯ БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА МОЕГО ОКРУГА – ЭТО ДОРОГИ»

– Как Вам предварительное распределение избирательных округов от ЦВК? 

– Думаете у Николаевской ОТГ будет округ на 300 тысяч избирателей? А у меня будет округ на 140? Там пять округов предлагают сделать. 

– Да. Город Николаев и четыре района. 

– Правильно. Есть Вознесенский, Первомайский, Баштанский и Николаевский район и Николаевская ОТГ. 

– Николаевской ОТГ не было создано. 

– Хорошо. Город Николаев. Его вынесли в отдельный округ. И тут живет более 300 тысяч. 

– То есть Вы говорите о том, что удельный вес голосующих в каждом округе не равнозначен и эти пять округов не финальный вариант ЦВК? 

– Конечно. 

– Какие еще проблемы есть у вас на округе? 

– Самая большая проблема – это дороги. В Веселиново есть проблема с плохим сигналом телевидения. В Веселиново делают площадь новую. При чем молодцы ребята, делают все своими силами. Была выделена субвенция на проектную документацию по площади. До дня Независимости, надеюсь запустим часть площади, остальное сделаем позже. Там есть проблема с дорогой –это трасса Т-15-06, которая соединяет ряд ОТГ. Она находится просто в ужасном состоянии. Буду неоднократно обращаться к Министру инфраструктуры, руководителю САДа Николаевской области, чтобы обратили внимание на Т-15-06. Это очень важно. В Коблево почти все хорошо. Мы там профинансировали садик, запустили туристический сезон.

– Что с проектом Николаевская Ривьера? 

– Это очень сложный проект. Не скажу, что я его не поддерживаю, просто он реально очень сложный в реализации. Идея однозначно хороша. Но есть несколько географических проблем с ней. Задача какая стоит? Чтобы туризм развивался не только в Коблево, а еще в Морском, Рыбаковке, чтобы туда ездили люди. Нашим преимуществом может стать то, что многие спортсмены ищут места для сборов и туристическая часть Николаевской области, Коблевская и Очаковская ОТГ, могут создать инфраструктуру, которая сможет принять таких спортсменов. 

– Смогут ли они это сделать без дорог? 

– Нет. Это то же, что я сказал о туристическом кольце Вознесенщины, которое можно увидеть только с воздушного шара. Разве я неправильно охарактеризовал ситуацию? 

«СЛОВО «ДИДЖИТАЛИЗАЦИЯ» НА ОКРУГЕ, ГДЕ НЕ ВЕЗДЕ ЕСТЬ ВОДА, ДАЖЕ НЕ УПОТРЕБЛЯЕМ»

– Вы упомянули тему плохого сигнала телевидения, но у меня вопрос будет о том, насколько Ваш округ обеспечен Интернетом? Готовы ли отдаленные села к диджитализации, о которой так много сейчас говорят? Могут ли жители Вашего округа воспользоваться теми услугами, которые предлагает Министерство цифровой трансформации? 

– К сожалению, нет. Не весь район покрыт Интернетом. И основная проблема в моем округе – не везде вода есть. И люди больше переживают за воду. Им ее либо не могут довезти, либо у них нет возможности сделать скважину. Поэтому слово «диджитализация», как я, так и другие нардепы, которые избирались по сельским округам, мы даже не употребляем. Нам главное, чтоб дороги нам сделали, за которые отвечает Служба автомобильных дорог и вода. С интернетом мы потом будем разбираться. Там до диджитализации… 

– Вы не единожды выступали с предложением вернуть Министерству аграрной политики предприятия, которые были отданы Фонду государственного имущества для проведения приватизации. Что Министерство будет делать с этими аграрными предприятиями, если их ФГУ таки отдаст?

– Я уверен, что профильное Министерство сможет более правильно и рационально распорядиться. Есть масса вариантов. Например, есть аграрные предприятия, которые могут поставлять зерно на другие госпредприятия. Министерство сможет более эффективно управлять, согласно полномочий. Сегодня Фонд госимущества получил в управления эти предприятия. И он может как отдать их на приватизацию, после распаевки земель, по механизму, который у них есть, и они просто не хотят этого делать, или сдать в аренду. Это мы имеем в виде вообще все предприятия. Что касается сельскохозяйственных предприятий, которых 88 штук, то ни их не могут сдать в аренду. По земле там акты постоянного пользования. Нет для решения этой ситуации вопроса пока. Вариант законопроекта, автором которого я являюсь, находится сейчас на рассмотрении нашего комитета. В ФГУ нам говорят, что они не могут распаевывавать, но мы все знаем, что такие прецеденты были. Помимо СХ предприятий, Фонд госимущества сейчас управляет и шахтами, карьерами, а это все не их профильная деятельность.

– В телеграм-канале «Слуга народа» часто рассказывают об успехах в реализации разных местных проектов в разрезе областей. Почему, по Вашему мнению, там так нечасто упоминается Николаевская область? 

– Были же проекты «Большой стройки»: дорога Кривой Рог–Николаев, Кропивницкий –Николаев. 

– И в завершении. Украина Вашей мечты – какой она должна быть? 

– Точно без войны. Однозначно. Мы же никогда не думали, что это может произойти у нас. А в целом, хотелось бы, чтобы это была страна добрых людей, которые хотят что-то изменить вокруг себя. Ведь если каждый по чуть-чуть изменит то, что его окружает, то изменится вся страна. 

Беседовала Александра Ющищена, автор фото Яна Давиденко, специально для «Преступности.НЕТ»

Читайте только лучшее: подпишитесь на Telegram-канал "Барометр".


© 2013-2020 информационный сайт "Барометр"
E-mail: [email protected]
Продукция сайта "Барометр" является его собственностью.

Публикация и использование материалов разрешено только при наличии активной гиперссылки на источник.

Редакция сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственность за авторские материалы.

© 2013-2020 сайт "Барометр".
E-mail: [email protected]