Гендиректора ЮУ АЭС Лисниченко назвали беспредельщиком и собираются с ним бороться Гендиректора ЮУ АЭС Лисниченко назвали беспредельщиком и собираются с ним бороться
Гендиректора ЮУ АЭС Лисниченко назвали беспредельщиком и собираются с ним бороться
Просмотров: 9214
16 июля 2020, 21:18

Незаконно уволенный с Южно-Украинской АЭС Сергей Шиповский, который ранее занимал должность заместителя начальника цеха дезактивации, обратился с открытым письмом к работникам атомной станции.

Экс работник ЮУ АЭС обвинил в беззаконии руководство атомной станции в лице Владимира Лисниченко, Владимира Богатчука, Сергея Сниткова и Вячеслава Губу, а так же в его незаконном увольнении и манипуляции с документацией.

Кроме того, после его увольнения с цеха дезактивации, цена на закупку дезактивирующих средств стала намного дороже, что стало предметом для заявления о хищениях средств в НАБУ.

Редакция «Барометра» публикует его обращение в оригинале.

Я, Шиповский Сергей Сергеевич, 1955 г.р., был принят на работу в ОП «ЮУ АЭС» 02.11.1982 года. С 1988 года работал в цехе дезактивации, из которых 21 год я работал в должности заместителя начальника цеха дезактивации. Был незаконно уволен по ст. 40 п. 2 КЗоТ Украины (несоответствие работником занимаемой должности вследствие недостаточной квалификации).

Опишу историю, как это происходило. Начальником Цеха Шульженко Э.И. была направлена Генеральному директору ОП «ЮУ АЭС» Лисниченко В.А. служебная записка от 07.11.2016 №76-422 о том, что я, якобы по его «предположению» использую рабочее время в личных целях. После служебной записки Шульженко, градом посыпались приказы о моем наказании (пр.№1225-к от 09.11.2016 г. приложение №3,   пр.№1272-к от 23.11.2016 г., приложение №4, пр.№1384-к от 20.12.2016 г., пр.№111-ос от 10.02.2017 г. приложение №5).

При этом я обращался к заместителю  главного инженера Пронину Н.Д., в комиссию по трудовым спорам, дважды обращался в профком, в том числе и к Сниткову С.М.

К Лисниченко обращался письменно, пытался попасть к нему на прием, но  Генеральный директор меня не принял. Только подписывал приказы, подготовленные начальником управления кадрами Губой В.В. Все мои обращения к Шульженко, Пронину, Смирнову, Сниткову, Лисниченко были бесполезны.

10.02.2017 г. приказом и.о. Ген.директора Богатчуком В.А. я был уволен по п.2 ст.40 КЗоТ Украины. Лисниченко в этот день по каким-то причинам на работе не оказалось. Хочу сказать, что процесс моего увольнения длился не долго, с 07.11.2016 г. по 10.02.2017 г. При этом Генеральным директором не было проведено ни одного служебного расследования, чтобы разобраться в сложившейся ситуации.

В то же время, когда я еще находился на работе, начальником ЦД Шульженко Э.И. (распоряжением по цеху) был направлен в УТЦ на учебу на мое место дезактиваторщик 4 разряда, который не соизволил даже сдать экзамены на 5 разряд дезактиваторщика. Кстати, проработав 21 год в должности заместителя цеха, я «не смог» пройти проверку знаний по правилам радиационной безопасности (вытащив 2 раза один и тот же билет), а дезактиваторщик 4 разряда четыре проверки знаний по   ПОТ, ПРБ, ППБ, ПТЭ на должность ЗНЦД успешно прошел за неделю.

В судах я доказал, что дело против меня начальником цеха Шульженко Э.И. было сфабриковано и никаких оснований привлекать меня к внеочередной проверке знаний по ПРБ и ПТЭ не было. Также я доказал в судах, что меня незаконно уволили с ОП «ЮУ АЭС».

По восстановлению на занимаемую должность с выплатой среднемесячного заработка за вынужденный прогул Верховный суд принял решение не в мою пользу, ссылаясь на решение апелляционного суда: якобы я просрочил месячный срок подачи иска. Полтора года решали!!! У меня есть много доказательств, что срок подачи иска в суд я не просрочил. И для установления истины,  я обратился с иском в Европейский суд по правам человека.

Имея желание разобраться в том, что же на самом деле произошло в период моего увольнения, я подал заявление о совершении преступления по ч.1 ст.172 в полицию г. Южноукраинска, полковнику Третьяку А.

Надеясь, что полиция привлечет к ответственности виновных, я получил от Андрея Третьяка неожиданный для меня ответ.

Он ответил, что состав преступления отсутствует, а моё заявление отказался вносить в ЕРДР и рассмотрел его согласно Закона «Об обращении граждан». Проверку по данному факту закрыл.

После обращения к начальнику городской прокуратуры Кучерявому В.В. о том, что Третьяк А. не обращая внимания на нормы  КПК Украины известил меня о закрытии проверки по фактам выложенным в моем заявлении, я получил ответ в котором Кучерявый В.В. обязал Третьяка А.:

1. Надати вказівку начальнику Южноукраїнського відділення поліції Первомайського відділу поліції Головного управління Національної поліції в Миколаївській області:

1.1    прийняти та невідкладно зареєструвати заяву Шиповського Сергія Сергійовича про вчинення злочину заступником генерального директора з кадрів та соціального розвитку ВП «Южно-Українська АЕС» Губою Вячеславом Володимировичем і заступником генерального директора ВП «Южно-Українська АЕС» Богатчуком Володимиром Анатолійовичем до Єдиного реєстру досудових розслідувань та видати Шиповському Сергію Сергійовичу витяг з Єдиного реєстру досудових розслідувань і пам’ятку про процесуальні права та обов’язки.

1.2.  розпочати за заявою Шипивского Сергія Сергійовича досудове розслідування у формі досудового слідства у зв’язку із наявністю ознак складу злочину, передбаченого ч.1 ст. !?» КК України.

2.   Письмово повідомити мене про результати розгляду даної скарги.

В данный момент я жду действий со стороны Третьяка, от которого при проведении расследования по данному факту хочу получить ответы на следующие вопросы:

1. Почему Лисниченко В.А. не организовал расследования после получения  служебных записок от зам. главного инженера Пронина и начальника ЦД Шульженко Э.И.?

2. Почему Лисниченко В.А. не разобрался в сложившейся ситуации после получения моего письменного обращения?

3. Почему Губа В.В. без каких-либо оснований, один за другим готовил и согласовывал приказы о моем наказании?

4. Почему Губа В.В. при увольнении выдал мне трудовую книжку без оформленного мной обходного листа, при том,  что  на мне «висело» закрепленное оборудование и помещения на несколько миллионов гривен, которое я должен был передать по акту Шульженко?

5. Почему при незаконном перераспределении обязанностей меду участком по дезактивации оборудования и помещений и участком санобработки и дезактивации спецодежды (распоряжение по цеху №179 от12.08.2026 г.) были нарушены две статьи КЗоТ  и начальник ЮО Смирнов А. это распоряжение согласовал?

6. Почему начальник УОН и ОТ Заворотний  В.В. без пересчета  окладов  (тарифных ставок) не разобравшись согласовал распоряжение №179 от 12.08.2016 г. (Было перераспределено 30-35% с участка санобработки на участок дезактивации оборудования!!!)

7. Почему начальник юротдела, председатель комиссии по трудовым спорам, председатель комиссии по проведению служебных расследований Смирнов А. не разобравшись подписывал и согласовывал все вышеуказанные приказы, распоряжения, решения?

8. Почему Шульженко Э.И. своим распоряжением по цеху (№ 3  от 06.01.2017 г.)   направил в УТЦ на учебу на мое место дезактиваторщика 4 разряда в то время, когда я еще находился на работе?

9. Почему председатель профкома ОП «ЮУ АЭС» Снитков С.М. не разобравшись  в ситуации, согласовал приказ о моем незаконном увольнении? (Я член профсоюзной организации ОП ЮУ АЭС с 1982 года).

10.Почему после получения решений вышеуказанных судов, Лисниченко В.А. не придпринял никаких действий по наказанию руководителей, которые сфабриковали мое дело? (Шульженко и Пронин благополучно работают на своих местах, Губа получил повышение по служебной лестнице –  получил должность за выполненную работу — зам. ген. директора ОП «ЮУАЭС»).

11. Почему Смирнов А. также безнаказанно работает после непрофессионально принятых решений по моему увольнению?

12. Почему Шульженко после моего незаконного увольнения в годовых заявках начал заказывать дезактивирующие средства по цене намного дороже, чем дезактивирующие средства аналогичные по качеству, которые заказывались при мне и были намного дешевле?  (По этому вопросу я намерен обратиться в НАБУ и разобраться почему так происходит).

13.Почему 10.02.2017 года фельдшер медпункта ОП «ЮУ АЭС» Петрова И.Ю. со скорой помощи в городской поликлинике для взрослых повела меня с  гипертаническим кризом не к цеховому терапевту Бойко С.А., а к неизвестному мне терапевту Горюшиной И.Л.?

14.Почему терапевт Горюшина И.Л., зная, что у меня гипертанический криз, при приеме не использовала мой страховочный полис (я был застрахованый) и  почему при таком серьезном диагнозе (гипертанический криз) не оформила мне больничный  лист? Это вызывает у меня серьезные подозрения!

Надеюсь, что полиция во главе с Третьяком станет на сторону Закона, а не отдельных лиц з числа руковоства ОП «ЮУ АЭС».

Сейчас по соместному решению НАЭК «Энергоамом» и профкома будут  принуждать к увольнению самых незащищенных работающих — пенсионеров. У нас есть опыт борьбы с этим беспределом, зак оторым стоит Владимир Лисниченко. Если кому-то нужна будет помощь ОБРАЩАЙТЕСЬ, будем помогать. Мой мобильный телефон 067-518-72-10 Шиповский Сергей Сергеевич.

Читайте только лучшее: подпишитесь на Telegram-канал "Барометр".


© 2013-2020 информационный сайт "Барометр"
E-mail: [email protected]
Продукция сайта "Барометр" является его собственностью.

Публикация и использование материалов разрешено только при наличии активной гиперссылки на источник.

Редакция сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственность за авторские материалы.

© 2013-2020 сайт "Барометр".
E-mail: [email protected]